Название:
Русский исторический анекдот: от Петра I до Александра III
Автор
Составитель Ефим Курганов
Серия:
Цена:
300.00 руб.
шт.

Аннотация

Перед вами переработанное и существенно дополненное издание легендарной книги, первый вариант которой разошелся в 90-е годы миллионным тиражом.
Братья Гонкуры когда-то написали, что анекдот есть мелочная лавка истории. Небольшие рассказы о забавных, неожиданных, парадоксальных случаях и происшествиях, об исторических лицах или вымышленных героях издавна служат свидетельством о временах и нравах.
В России анекдот как самостоятельный литературный жанр стал особенно популярен во второй половине XVIII века, а своего расцвета достиг в пушкинскую эпоху, когда сложились его законы, традиции, репертуар сюжетов. Как рассказчики и собиратели анекдотов блистали А. С. Пушкин, П. А. Вяземский, Ф. И. Тютчев, Н. В. Гоголь, Н. В. Кукольник и другие.
В этой книге собраны анекдоты со времен Петра I до эпохи Александра III. Среди персонажей — шут Балакирев, Сумароков и Ломоносов, граф Румянцев, князь Потемкин, полководец Суворов, Пушкин, Тютчев, Крылов, русские императоры, министры и многие другие. Тексты, которые найдет читатель, это своеобразная летопись вкусов, предубеждений и предпочтений, живая, веселая, колоритная, в лучших своих образцах доставляющая истинно эстетическое наслаждение.
В книге впервые представлены анекдоты Н. В. Гоголя, собранные по рукописным источникам. Также впервые под одной обложкой публикуются анекдоты, записанные известнейшим драматургом и беллетристом эпохи Николая I Нестором Кукольником. И, что крайне важно, впервые в подобном издании указано более 150 источников, что делает эту книгу интересной не только для широкой публики, но и для специалистов – историков, культурологов, литературоведов.

 

                                                                                               Отрывки из книги:


<И. И.> Дмитриев гулял по Кремлю в марте месяце 1801 г. Видит он необыкновенное движение на площади и спрашивает старого солдата, что это значит. «Да съезжаются, — говорит он, — присягать государю». — «Как присягать и какому государю?» — «Да императору Александру». — «Какому Александру?» — спрашивает Дмитриев, все более и более удивленный и испуганный словами солдата. «Да Александру Македонскому, что ли!» — отвечает солдат.


                                                                                                             ***


Встречаю я однажды Тютчева на Невском проспекте. Он спрашивает меня, что нового; я отвечаю ему, что военный суд только что вынес приговор Геккерну <Жоржу Дантесу>. «К чему он приговорен?» ― «Он будет выслан за границу в сопровождении фельдъегеря». ― «Вы в этом вполне уверены?» ― «Совершенно уверен». ― «Пойду Жуковского убью».


                                                                                                             ***


Незабвенный <адмирал Н. С.> Мордвинов, русский Вашингтон, измученный бесполезной оппозицией, вернулся из Государственного совета недовольный и расстроенный…
― …У нас решительно ничего нет святого. Мы удивляемся, что у нас нет предприимчивых людей, но кто же решится на какое-нибудь предприятие, когда не видит ни в чем прочного ручательства, когда знает, что не сегодня, так завтра по распоряжению правительства его законно ограбят и пустят по миру. Можно принять меры противу голода, наводнения, противу огня, моровой язвы, противу всяких бичей земных и небесных, но противу благодетельных распоряжений правительства ― решительно нельзя принять никаких мер.

anekdot